Применение кудесана в комплексной терапии артериальной гипертензии

Михин В.П, Харченко А.В., Рослякова Е.А., Чернятина М.А.

ГОУ ВПО «Курский государственный медицинский университет»

Минздравсоцразвития

Михин В.П.

Изучено влияние препарата Кудесан в составе комплексной терапии эссенциальной артериальной гипертонии, включающей ингибитор ангиотензинпревращающего фермента эналаприла и индапамид, на функцию эндотелия, суточный профиль артериального давления, внутрисердечную гемодинамику и функцию сосудистого эндотелия. Доказано, что использование Кудесана в сочетании с традиционной гипотензивной терапией способствовало нормализации функции сосудистого эндотелия, более эффективной коррекции суточного профиля артериального давления, что свидетельствует о перспективности применения Кудесана в комплексном лечении эссенциальной артериальной гипертонии.

Ключевые слова: артериальная гипертензия, цитопротекция, Кудесан, коэнзим Q10, эналаприл.

Артериальная гипертония, являясь одной из самых распространенных патологий сердечно-сосудистой системы среди населения развитых стран, служит главным риск-фактором, определяющим развитие таких тяжелых заболеваний, как мозговой инсульт, инфаркт миокарда, сердечная недостаточность, заболевания периферических сосудов. Указанная патология служит одной из ведущих причин смерти, потери трудоспособности, низкого качества жизни. Каждые 20 мм рт. ст., артериального давления (АД), превышающие целевой уровень, вдвое увеличивают риск смерти в течение 5 лет от ишемической болезни сердца и инсульта практически во всех возрастных категориях населения старше 50 лет [1].

В тоже время, многолетние клинические трайлы показали, что при лечении артериальной гипертонии проводимая гипотензивная терапия оказывается не эффективной и 20-40% больных не достигают целевого уровня АД, а патологический суточный профиль не удается нормализовать в еще большем числе случаев [2,3].

Недостаточная эффективность гипотензивных средств во многом связана с наличием у больных артериальной гипертонией дисфункции сосудистого эндотелия, через который, в свою очередь, в конечном счете реализуется гипотензивный эффект используемых для лечения артериальной гипертонии препаратов [4, 5].

Дисфункция сосудистого эндотелия усугубляется активацией свободнорадикальных процессов в организме больных при артериальной гипертонии. Свободные радикалы нарушают функционирование рецепторного аппарата эндотелия, его секреторную активность, ускоряют распад эндотелиального оксида азота [6, 7, 8, 9]. Кроме того, активация процессов перекисного окисления инициирует атеросклеротические процессы в артериальном сосудистом русле и ускоряет развитие атеросклероза [10, 11].

Это диктует необходимость поиска новых подходов к лечению артериальной гипертонии, в частности, применения препаратов для коррекции метаболических нарушений в эндотелии сосудов с целью восстановления функциональной активности [12,13,14].

Исследования последних лет, связанные с изучением функции эндотелия сосудистой стенки, показали, эффективность цитопротекторов и антиоксидантов, в частности 2-этил-6-метил-3-оксипиридина сукцината в лечении гипертонической болезни, в частности, при кризовом течении заболевания [15, 12, 14, 16], его способности повышать эффективность гипотензивных средств [17,18,19,20], а также цитопротектора 3-2,2,2-триметилгидразиний, снижающего периферическое сопротивление сосудистого русла, препятствовать адреналининдуцированному вазоспазму за счет коррекции функции сосудистого эндотелия в эксперименте [21,22,23] и клинике [9, 24, 25]. Применение препаратов, обеспечивающих улучшение энергетического обмена и коррекцию процессов свободнорадикального окисления, позволяют не только улучшать функцию эндотелия, но служить средством вторичной профилактики ангиопатий и атеросклероза у больных гипертонической болезнью [26].

Перспективным представляется применение препарата Кудесан (коэнзим Q10). Коэнзим Q10 синтезируется в организме человека, является одним из структурно-функциональных компонентов митохондрий [27,28,], и играет одну из ключевых ролей в цитохромной дыхательной цепи при синтезе АТФ, а так же обеспечивает механизмы электронного транспорта, окислительного фосфорилирования при трансмембранном переносо протонов из матрикса митохондрий в межмембранное промтранство, обеспечивая конечные этапы генерации АТФ [29, 30, 31,32].

Результаты экспериментальных [29, 33, 34, 35] и клинических исследований [36] свидетельствуют об эффективности препарата Кудесан в комплексной терапии сердечно-сосудистых заболеваний, в частности острых и хронических форм ИБС [28, 38, 39,40].

Вместе с тем, имеются экспериментальные и клинические данные об эффективности Коэнзима Q10 при артериальной гипертонии. В частности, у лабораторных крыс с генетически обусловленной артериальной гипертонией Коэнзим Q10 на фоне антиоксидантного эффекта способствовал нормализации центральной гемодинамики [41], а использование этого препарата у больных с артериальной гипертонией приводило к снижению офисного артериального давления (АД) на 10-15 % [42,43]. Отмечено достоверное снижение систолического АД у больных с изолированной артериальной гипертонией, без существенной динамики диастолического АД [44], а также снижение периферического сосудистого сопротивления без изменения уровня ренина в плазе и суточной экскреции электоролитов и альдостерона в моче [45]. Однако влияние препарата на суточный профиль АД не изучалась, особенности его действия на фоне гипотензивной терапии не исследовались.

Цель исследования - оценить влияние Кудесана (Коэнзима Q10 ) на функцию эндотелия, суточный профиль артериального давления у больных эссенциальной артериальной гипертонией на фоне гипотензивной терапии ингибитором ангиотензинпревращающего фермента эналаприлом.

Материалы и методы исследования

В исследование включено 40 больных эссенциальной артериальной гипертензией первой и второй степени тяжести (30 мужчина, 10 женщин в состоянии менопаузы) в возрасте от 45 до 60 лет, продолжительность гипертонии от 4 до 7 лет.

Критерии включения в исследование: уровень АД 160/100 мм рт. ст. и выше, наличие поражения органов-мишеней [46]. До начала наблюдения больные гипотензивные препараты не принимали или принимали нерегулярно. Критерии исключения: симптоматическая артериальная гипертензия, инфаркт миокарда или острое нарушение мозгового кровообращения в анамнезе, наличие стойких функциональных нарушений со стороны нервной системы, недостаточность кровообращения стадия НIIБ и выше, почечная и печеночная недостаточность.

Больные были рандомизированы на две группы по 20 человек. Критерии рандомизации: возраст и степень тяжести артериальной гипертонии. Основная группа больных получала эналаприл 10-30 мг/сут и препарат Кудесан в виде водного раствора внутрь, что обеспечивало прием 80 мг Коэнзима Q10 в сутки. Контрольная группа принимала только эналаприл. Доза эналаприла титровалась в обеих группах на 5 и 11 день терапии и при необходимости ежемесячно для достижения целевого уровня АД (менее 140 и 90 мм.рт.ст.) при офисном измерении. Длительность терапии Кудесаном составляла 3 мес, после отмены Кудесана терапия энанаприлом продолжалась.

До начала лечения, через 1, 2,3 месяцев терапии и через 1 мес. после отмены Кудесана у пациентов для оценки функции эндотелия исследовалось эндотелийзависимая вазодилатация (ЭЗВД) плечевой артерии в пробе с реактивной гиперемией (манжеточная проба) [47] с использованием доплерэхографии «Ultramark 9» и линейного датчика с частотой 7Мгц, с расчетом изменения диаметра плечевой артерии (∆d), коэффициента эндотелиальной дисфункции К, характеризующиго чувствительность эндотелия к напряжению сдвига.

В эти же сроки проводилось суточное мониторирование артериального давления (СМАД), которое осуществлялось на аппарате МДП-НС-02 (ООО «ДМС Передовые Технологии», Россия). Определяли значения среднесуточных систолического артериального давления (САД), диастолического артериального давления (ДАД), индекса времени систолического артериального давления (ИВСАД), индекса времени диастолического артериального давления (ИВДАД), индекса площади систолического артериального давления (ИПСАД), индекса площади диастолического артериального давления (ИПДАД).

Полученные данные были обработаны статистически с использованием пакета Statistica 6.0, для оценки достоверности различий в характере динамике отдельных параметров между группами использовался критерий χ2.

Результаты работы и их обсуждение

В основной и контрольной группах исходные значения всех исследуемых параметров достоверно не различались (P<0,05) и были сопоставимы.

Коррекция дозовых режимов эналаприла фактически завершалась в обеих группах к 1 мес. терапии, доза эналаприла в основной группе составляла 18,7± 2,4 мг/сут, в контрольной – 17,3± 2,7 7мг/сут.

Проведенная терапия в обеих группах привела к снижению АД, достигшему целевого уровня (табл.1), различий между степенью снижения АД при его офисном измерении между основной и контрольной группами не зафиксировано, за исключением степени снижения ДАД: ко 2 мес. и 3 мес. в основной группе его значение снизилось на 21,9% и 22,7% от исходного, в контрольной – соответственно, на 15,6% и 14,7% (P<0,05), после отмены Кудесана различия между группами не отмечались (P>0,05).

Анализ результатов суточного профиля АД показал, что к 10 сут. лечения отмечалось в обеих группах достоверное снижение уровня как САД, так и ДАД (табл.2), а к 1 мес. терапии их значения приближались к целевым, хотя и отличались от уровня АД при офисном измерении, при этом достоверных различий между группами не было (P>0,05). Реальные различия между контрольной и основной группами проявились по САД ко 2 мес. лечения – в основной группе САД снизилось на 25,0%, в контрольной - на 19,1% (табл.2, рис.1), а указанные различия сохранялись к 3 мес. терапии (на 29,1% и на 22,0%, соответственно, P<0,05), но через 1 мес. после отмены Кудесана не проявлялись.

По степени снижения ДАД различия между группами проявились также через 2 мес. терапии: в основной группе ДАД снизилось на 24,6%, в контрольной – на 18,1%, к 3 мес. лечения, соответственно, на 26,5% и 19,1% (P<0,05), после отмены Кудесана различия сохранялись (табл.2, рис.1).

Снижение АД в обеих группах сопровождалось уменьшением значения ИВСАД и ИВДАД, однако, только к 3 мес. терапии были выявлены различия по степени снижения ИВСАД (в основной на 75,3 %, в контрольной – на 69,7 %, P<0,05), к 4 мес. различия сохранялись (в основной группе снижение ИВСАД составило 77,4%, в контрольной - 70,1%, P<0,05) Величина ИВДАД также снижалась, однако различий между группами по степени снижения этого параметра не выявлено (табл.2).

Значение ИПСАД и ИПДАД в обеих группах также снижались начиная с 1 мес.терапии, однако различия в динамике этих параметров между группами проявились через 2 мес. лечения, предже всего для ИПСАД, когда в основной группе значение сократилось, соответственно, на 71,9%, а в контрольной - на 61,7% (P<0,05), к 3 мес. применения Кудесана значение ИПСАД в основной и контрольных группах сохранялось на достигнутом уровне (табл.2, рис.2). К 3 мес. приема Кудесана различия в степени уменьшения ИПДАД между группами проявились к 3 мес. терапии, когда в основной группе значение ИПДАД снизилось на 57,5 %, а в контрольной – на 44,3% (P<0,05). После отмены препарата через 1 мес. различия в степени снижения ИПСАД и ИПДАД стали недостоверны (P>0,05).

Таким образом, включение в комплексную терапию артериальной гипертонии Кудесана усиливало гипотензивный эффект эналаприла ко 2—3 мес. лечения, что выражалось снижением САД и ДАД и сокращением ИПСАД и ИПДАД. На изменение ИВСАД и ИВДАД, Кудесан оказывал незначительное влияние, что проявилось ощутимым снижением ИВСАД только к 3 мес. терапии. В то же время, по большинству параметров СМАД прослеживался эффект последействия Кудесана в течение 1 мес. после его отмены.

Оценка состояния параметров эндотелийзависимой вазодилатации плечевой артерии показал (табл.3, рис.3), что в обеих группах в исходном состоянии проявлялась недостаточная вазодилатирующая активность сосудистого эндотелия, характерная для больных артериальной гипертонией [47]. У большинства включенных в исследование больных отмечалась II степень эндотелиальной дисфункции (в основной группе 17 человек, в контрольной 18 человек), I степень отмечалась, соответственно, у 3-х и 2-х пациентов. Степень эндотелиальной дисфункции оценивалась по величине дилатации плечевой артерии в манжеточной пробе (I степень прирост составляет 9%-7,6%, II степень - 7,5%-3,0% [37]).

В результате лечения к 1 мес. отмечалось некоторое улучшение эндотелий-NO-зависимой [48] функции сосудистого эндотелия: в обеих группах величина ΔD возрасла к первому месяцу в основной и контрольной группах, соответственно на 50% и 52%, в контрольной группе на фоне лечения эналаприлом значение ΔD насколько возрастало, сохраняясь на достигнутом уровне. В основной группе величина ΔD также увеличивалась, но в несколько большей степени. Так, ко 2 мес. терапии в основной группе значение ΔD возросло на 68%, а в контрольной группе – лишь на 55% , к 3 мес., соответственно, на 77% и 59% (различия между группами достоверны, P<0,05). Через 1 мес. после отмены Кудесана величина ΔD оставалась на достигнутом уровне (табл.3, рис.3).

Коэффициент эндотелиальной дисфункции К также меняется в обоих группах однонаправленно, но в основной группе эти изменения были более выражены, начиная со 2 мес. терапии. В частности, в основной группе значение К ко 2 и 3 мес. увеличилось на 72,3% и на 105,1 %, соответственно, а в контрольной группе в эти же сроки на 61,2% и на 80,1% , соответственно (различия между основной и контрольной группами достоверны, P<0,05).

Таким образом, применение эналаприла у больных артериальной гипертонией приводило к улучшению эндотелийзависимой вазодилатирующей активности эндотелия артериального русла, что соответствует клиническим исследованиям в этой области [49] и объясняется эндотелийпротективной активностью ингибиторов АПФ [50]. Применение Кудесана усиливает степень эндотелийзависимой вазодилатации артериального русла, что проявляется увеличением (при проведении манжеточной пробы) величин ΔD и коэффициента К. Обращает внимание, что эндотелийпротективная активность Кудесана проявляется в отдаленные сроки, позже, чем аналогичная активность эналаприла – через 2 мес. и, особенно, через 3 мес. приема препарата. Улучшение параметров эндотелийзависимой возодилатации в основной группе совпадает по срокам с улучшением суточного профиля АД: снижении среднего систолического и диастолического давления, уменьшением значения ИПСАД и ИПДАД, а также несколько большему в отличие от контрольной группы снижению ИВДАД. Указанные результаты объясняют механизм снижения АД и улучшения суточного профиля АД при сочетанном применении Кудесана с ингибитором АПФ эналаприлом, которые реализуются через улучшение функциональной эндотелийзависимой вазодилатирующей активности сосудистого эндотелия у больных артериальной гипертонией. Примечательно, что повышая гипотензивную активность эналаприла, наряду с уменьшением среднесуточного САД и ДАД, Кудесан в большей степени уменьшал ИПСАД и ИПДАД. Учитывая, что причинно-следственные связи эндотелиальной дисфункции при артериальной гипертонии остаются до конца не ясными (эндотелиальная дисфункция может быть как причиной артериальной гипертонии [51,52], так и ее следствием [53, 54, 55,56]), способность Кудесана улучшать функцию сосудистого эндотелия и повышать эффективность гипотензивной терапии ингибиторами АПФ открывает перспективы клинического использования препаратов Коэнзима Q10 не только как средства, улучшающего параметры центральной гемодинамики, но и как препарата, обладающий позитивным влиянием на сосудистое русло как орган мишень. Это позволяет рассматривать Коэнзим Q10 в качестве перспективного средства вторичной профилактики поражения органов-мишеней у больных артериальной гипертонией.

Полученные результаты свидетельствуют о перспективности применения Кудесана в составе комплексной терапии артериальной гипертонии и необходимости дальнейших исследований в этой области.

Список литературы

1. Глезер М.Г. Комбинированная терапия – современная стратегия лечения пациентов с артериальной гипертонией / М.Г. Глезер // Русский медицинский журнал. – 2008. - № 11.- С.23-29.

2. Seventh report of the joint national committee on prevention, detection, evaluation, and treatment of high blood pressure / A.V. Chobanian, G.L. Bakris, H.R. Black et al. // Hypertension. – 2003. - N42. – P. 1206–1252.

3. The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Hypertension and of the European Society of Cardiology. 2007 Guidelines for the management of arterial hypertension // J Hypertens. – 2007. - N25. – P. 1105–1187.

4. Нарушение продукции оксида азота у мужчин молодого возраста с артериальной гипертензией и немедикаментозный метод коррекции / Лямина Н.П., Сенчихин В.Н., Покидышев Д.А., Манухина Е.Б.//Кардиология.-2001.-№9.-С.17-21.

5. Ремоделирование периферических артерий как предиктор эндотелиальной дисфункции при артериальной гипертонии и абдоминальном ожирении / Молчанова Н.Н., Загретдинов И.А., Терегулова А.М., Мингазитдинова Л.Н., Муталова Э.Г., Новикова Л.Б. //Российский медицинский журнал.- 2010.-N1.- С.34-37.

6. Свободнорадикальное окисление и сердечно-сосудистая патология: коррекция антиоксидантами / А.П. Голиков, С.А. Бойцов, В.П. Михин, В.Ю. Полумисков // Леч. врач. – 2003. - №4.- С. 70 – 74.

7. Ланкин В.З., Тихазе А.К., Беленков Ю.Н. Свободнорадикальные процессы при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Кардиология 2000; 7: 48–61.

8. Ярема Н.И., Рудык Б.И. Липопротеиды и перекисное окисление липидов при гипертонической болезни и проведение гипотензивной терапии. //Тер. арх.- 1991.-N8.- С. 144–146.

9. Хлебодаров Ф.Е., Михин В.П. Влияние милдроната на функцию эндотелия, су­точ­ный профиль артериального давления и внутрисердечную гемо­динамику у больных артериальной гипертензией // Кур­ский научно-практический вестник "Человек и его здоровье". – 2009. - №2. - С. 125-129.

10. Ланкин В.З., Тихазе А.К., Беленков Ю.Н. Антиоксиданты в комплексной терапии атеросклероза: pro et contra // Кардиология.- 2004.-N 2.-С. 72–81.

11. Ланкин, В.З. Свободнорадикальные процессы при заболеваниях сердечно сосудистой системы / В.З. Ланкин, А.К. Тихазе, Ю.Н. Беленков // Кардиология. - 2000. - № 7. - С. 58-71.

12. Влияние мексидола на состояние окислительного стресса у больных гипертонической болезнью, осложненной гипертоническим кризом по церебральному варианту / А.П. Голиков, П.П. Голиков, Б.В. Давыдов и др. // Кардиология. – 2002. - №3. – С.25-29.

13. Воеводина Е.С. Комплексные антиоксиданты (Каротино) в практике лечения сердечно–сосудистых заболеваний / Е.С. Воеводина, М.В. Мельник, А.М. Шилов – Русский медицинский журнал. – 2007. - № 22.- С.31-34.

14. Мексикор в комплексном лечении и профилактике кризов у больных гипертонической болезнью / А.П. Голиков, М.М. Лукьянов, В.А. Рябинин и др. // Клинические исследования лекарственных средств в России. – 2003. - №3-4. - С. 56 –59.

15. Антиоксиданты в терапии острого инфаркта миокарда и гипертонического криза / А.П. Голиков, В.Ю. Полумисков, С.А. Бойцов и др. // ЦЭМПИНФОРМ. – 2002. - № 6(54). – С. 14-23.

16. Свободнорадикальное окисление и сердечно-сосудистая патология: коррекция антиоксидантами / А.П. Голиков, С.А. Бойцов, В.П. Михин, В.Ю. Полумисков // Леч. врач. – 2003. - №4.- С. 70–74.

17. Хлебодаров Ф.Е., Михин В.П., Забелина И.В. Влияние терапии кардиоцитопротектором мек­сико­ром на функцию эндотелия и внутрисердечную гемодинамику у больных ар­териальной гипертензией // Фарматека. – 2009. - №4. – С. 72–76.

18. Хлебодаров Ф.Е., Михин В.П., Горлова А.В. Сравнительная эффективность кардиоцитопро­текто­ров в комплексном лечении гипертонической бо­лезни// Российский кар­диологический журнал. – 2009. - №4. - С. 37–42.

19. Хлебодаров Ф.Е.Михин В.П. Влияние кардиопротекторов Мексикора и Милд­ро­ната на гипотензивную эффективность метопролола у боль­ных артериальной гипертензией // Фарматека. – 2009. - №15. – С. 95–99.

20. Хлебодаров Ф.Е., Михин В.П. Сравнительная оценка эффективности мекси­кора и триметазидина у больных гипертонической болезнью на фоне терапии инги­биторами ангиотензинпревращающего фермента // Курский научно-практический вестник "Человек и его здоровье". – 2010. - №1. – С. 100-105.

21. Калвиньш И.Я. Милдронат и триметазидин: сходство и различие в их действии / И.Я. Калвиньш. - Рига: ПАО «Grindex», 2001. — 5 с.

22. Клиническая эффективность и безопасность милдроната при лечении хронической сердечной недостаточности у больных ишемической болезнью сердца / Р.С. Карпов, О.А. Кошельская, А.В. Врублевский и др. // Кардиология. – 2000. - №6. – С. 69-74.

23. Особенности действия милдроната (дигидрат 3-(2,2,2-триметилгидразиний) пропионат) на некоторые параметры красной крови при сердечной недостаточности / А.П. Сисецкий, В.П. Артюх, И.И. Сахарчук, Н.Ф. Стародуб // Эксперим. и клин. фармакол. - 1992. - Т.55, № 3. - С.20–21.

24. Хлебодаров Ф.Е. Михин В.П. Роль цитопротекторов в лечении больных арте­риаль­ной гипертонией на фоне терапии эналаприлом Российский кардиологический журнал. – 2009. - №5. - С. 46-50.

25. Хлебодаров В.П.Михин В.П., Тюриков П.Ю. Дисфункция сосудистого эндотелия и ее коррек­ция ци­топротекторами у больных стабильной стенокардией напряжения и арте­риальной гипертонией // Рос­сийский кардиологический журнал. – 2009. - №6. – С. 34-39.

26. Кухарчук В. В. Современные подходы к терапии и профилактике атеросклероза. Врач 2005.- N4. – С.15—17.

27. Кравцова Л. А., Березницкая В. В., Школьникова М. А. Применение коэнзима Q10 в кардиологической практике // Российский вестник перинатологии и педиатрии. — 2007. — Т. 52. — № 6. — С. 51-58.

28. Ланкин В. З., Капелько В. И., Руге Э. К., Тихазе А. К., Беленков Ю. Н. Коэнзим Q10: физиологическая функция и перспективы использования в комплексной терапии заболеваний сердечно-сосудистой системы. Пособие для врачей. — М.: Медпрактика-М. – 2008. – 22с.

29. Ланкин B.3., Тихазе А.К., Каминная В.И. Интенсификация in vivo свободнорадикального окисления липопротеидов низкой плотности в плазме крови больных ИБС при терапии ингибитором ГМГ-КоА-редуктазы правастатином и подавление липопероксидации убихиноном Q10. / B.3. Ланкин, А.К. Тихазе, В.И. Каминная и др. // Бюлл. экспер. и мед. биол. – 2000. - № 129. – С. 176-179.

30. Побежимова, Т.П. Биохимические и физиологические аспекты функционирования убихинона / Т.П. Побежимова, В.К. Войников // Биологические мембраны. – 1999. – Т. 16. - № 5. – С. 485-489.

31. Коровина Н.А., Рууге Э.К. Использование коэнзима Q10 в профилактике и лечении. Применение антиоксидантного препарата кудесан (коэнзим Q10 с витамином Е) в кардиологии. М.,2002.- С. 3–7.

32. Каленикова Е.И., Городецкая Е.А., Медведев О.С. Фармакокинетика коэнзима Q10 // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2008. – Т. 146. – № 9.- С. 46-49.

33. Крылов, В.Н. Влияние убихинона-10 на энергетический обмен и пол в миокарде крыс при ишемии / В.Н. Крылов, Л.Д. Лукьянова, А.С. Корягин, Е.В. Ястребова // Бюлл. эксперим. биолог. и мед. - 2000. – Т. 130.- № 7 . – С.35-38.

34. Черноморцева Е.С., Клявс Ю.П., Дёмин А.В., Литвякова Е.И., Литвякова М.И. Возможность фармакологической коррекции эндотелиальной дисфункции макродидами на модели реактивного вакулита // Материалы 74-й межвузовской итоговой научной конференции студентов и молодых ученых: Молодежная наука и современность. – 2009. – Т.2. – С. 122.

35. Покровский М.В., Кочкаров В.И., Покровская Т.Г. Методические подходы для количественной оценки развития эндотелиальной дисфункции при L-NAME-индуцированной модели дефицита оксида азота в эксперименте // Рос. жур. иммунологии. – 2006. – Т. 96. – С. 60-61.

36. Цепелев В.Ю., Демьянов А.В., Маяков А.И., Цыбульский И.В. Патогенетическая коррекция эндотелиальной дисфункции ацетилсалициловой кислотой. Материалы 74-й межвузовской итоговой научной конференции студентов и молодых ученых: Молодежная наука и современность. – 2009. – Т.2. – С. 223.

37. Сравнительная характеристика результатов функциональных проб, использующихся в неинвазивной оценке функции эндотелия / Г.И. Марцинкевич, И.А. Ковалев, В.Н. Ким, Г.П. Филиппов // Сиб. мед. журн. – Томск. – 2001. – Т.16. - №1. – С.21-23.

38. Singh RB, Kartikey K, Charu AS, Niaz MA, Schaffer S. Effect of taurine and coenzyme Q10 in patients with acute myocardial infarction // Adv Exp Med Biol. – 2003. – № 526. – Р .41–48.

39. Kuklinski B, Weissenbacher E, Fähnrich A. Coenzyme Q10 and antioxidants in acute myocardial infarction//Mol Aspects Med. – 1994. – № 15. – Р. 143–147.

40. Tiano L, Belardinelli R, Carnevali P, Principi F, Seddaiu G, Littarru GP. Effect of coenzyme Q10 administration on endothelial function and extracellular superoxide dismutase in patients with ischaemic heart disease: a double-blind, randomized controlled study // Еur Heart J. – 2007. – Sep. № 28(18). – Р. 2249–2255.

41. Капелько В.И., Ланкин В.З., Рууге Э.К. Отчет о научно-исследовательской работе по теме «Испытание эффективности «Кудесана» при артериальной гипертонии». / Антиоксидантный препарат Кудесан. Применение в кардиологии. Часть 1. / «Аквион», Москва, 2006.- С.74-79.

42. Burke B.E., Neuenschwander R, Olson R.D. (2002). Randomised double-blind, placebo-controlled trial of coenzyme Q10 in isolated systolic hypertension.// Southern Med. J.- 2002.- V.94.-P. 1112-1117.

43. Rosenfeldt F.L., Haas S.J., Krum H., Hadj A, Ng1 K, Leong J.Y. and Watts G.F. Coenzyme Q10 in the treatment of hypertension: a meta-analysis of the clinical trials // Journal of Human Hypertension. – 2007. –№ 21. – Р. 297-306.

44. Digiesi V.,Cantini F., Bisi G. Mechanism of action of coenzyme Q10 in essential hypertension //Curr. Ther. Res. 1992.-V.51.-P.668-672.

45. Digiesi V.,Cantini F., Brodbeck B Effect of coenzyme Q10 on essential arterial hypertension //Curr. Ther. Res. 1990.-V.47.-P.841-845

46. Профилактика, диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (второй пересмотр). // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2004. – приложение. – С.1-19.

47. Non–invasive detection of endothelial dysfunction in children and adults at risk of atherosclerosis / D.S. Celermajer, K.E. Sorensen, V.M. Gooch et al. // Lancet. – 1992. – Vol. 340. – P. 1111–1115.

48. П.П.Голиков Оксид азота в клинике неотложных заболеваний, Медпрактика-М, 2004г, 137с.

49. Carl J.Pepine, David S. Celermajer, Helmut Drexler Vascular health as a therapeutic tagert in cardiovascular disease. University of Florida, 1998

50. Jean–Baptiste Michel NO (Nitric oxide) and Cardiovascular Homeostasis 1999 Menarini International Industrie Farmaceutiche Riunite s.r.l. Paris Panza

51. Van Zwieten PA. Endothelial dysfunction in hypertension. A critical evaluation. // Blood Press. - Suppl 1997.-V.2.-P.67–70

52. Shimokawa H. Endothelial dysfunction in hypertension. //J Atheroscler Thromb.- 1998.- V.4(3).-P.118–27

53. Noll G., Tschudi M., Nava E., Luscher TF. Endothelium and high blood pressure. //Int J Microcirc Clin Exp.- 1997.- Oct.-V17(5).-P273–9

54. Vanhoutte PM., Boulanger CM. Endothelium–dependent responses in hypertension.// Hypertens Res.- 1995.- Jun.-V.18(2).-P.87–98

55. Panza JA. Endothelial dysfunction in essential hypertension.// Clin Cardiol. – 1997.- Nov;20 (11 Suppl 2).- II. P.26–33

56. Panza JA., Casino PR., Kilcoyne CM., Quyyumi AA. Role of endothelium–derived nitric oxide in the abnormal endothelium–dependent vascular relaxation of patients with essential hypertension.// Circulation.- 1993.- V.87.- Р.1468–1474


Весь сайт